Будущее нашего города

Written by Инфо Политика

Общаясь с этим человеком, не перестаешь удивляться: как он все успевает? Создается впечатление, что в его сутках намного больше часов, чем обычно. Про таких говорят: «У него в руках любое дело спорится». Харизматическая личность, открытый человек, уважающий своих оппонентов, он с пониманием относится к конструктивной критике. Все, за что бы ни брался, делает неторопливо и основательно, без лишней суеты, вдумчиво, соблюдая каждую букву закона.

Поэтому ни у кого из знающих его людей, не вызвало большого удивления известие о том, что адвокат Эли Нахт решил создать собственный список и попробовать свои силы на выборах в муниципалитет Ашдода.

Сегодня в нашей короткой беседе попробуем поближе познакомиться с Эли и узнать его взгляд не только на проблемы нашего города, но и на пути их преодоления.

Эли, скажите, пожалуйста, что подвигло вас, человека в высшей степени занятого, принять столь непростое решение: участвовать в муниципальных выборах, да еще и во главе списка?

Дело в том, я живу в Ашдоде без малого двадцать семь лет. Даже когда учился в Тель-Авивском университете, работал в министерстве связи, в Кнессете, основная часть моей жизни оставалась связана с этим городом. Вместе с Ашдодом я рос, мужал, набирался сил и опыта. Я гордился своим городом и его жителями. И конечно же, мне больно смотреть на нынешний Ашдод и осознавать, во что он может превратиться в недалеком будущем, если не изменить стиль и приоритеты сегодняшнего городского руководства.

Я думаю, ни для кого не секрет, что большинство из нас удручены полным бездействием муниципалитета. Мы не чувствуем, что «прозаседавшиеся» в городском совете действительно представляют наши интересы.  Отсюда инертность, апатия населения, нежелание идти на избирательные участки.

На последних выборах явка среди русскоязычных ашдодцев составила менее пятидесяти процентов! Представляете, скольких мандатов мы с вами не досчитались?

И именно это побудило вас сделать столь ответственный шаг?

Знаете, я все же я верю, что ситуацию можно изменить, и что это зависит лишь от нас с вами.

Я очень хочу, чтобы жители нашего города поняли, что они заслуживают большего. Хочу, чтобы они поверили в возможность перемен, в то, что у нас хватит сил сделать жизнь в городе яркой, комфортной и привлекательной для всех слоев населения.

Эли, о какой ситуации в Ашдоде вы говорите? Что, на ваш взгляд, сегодня происходит в городе?

Если вы спрашиваете о политической ситуации, то я, пожалуй, начну с примера.

Представьте себе некий рынок, полностью оккупированный несколькими торговцами, да еще и договорившимися между собой. У них нет никакой необходимости привозить и продавать более привлекательные товары, сражаться за покупателя, улучшать качество обслуживания. На этом пятачке, на этом базаре, у них нет конкурентов. «А, и так сойдет, и так все купят,» – ухмыляются компаньоны, перебирая купюры в кошельках… А мы, понурив голову, или плетемся на рынок за продуктами сомнительного качества, или садимся в машину и едем на другой базар, где и помидоры краснее, и продавцы приветливей.

Нечто подобное происходит сегодня в ашдодском муниципалитете. Руководители города, возомнив себя монополистами и уверовав в собственную «политическую неприкасаемость», ведут себя ничуть не лучше вышеназванных торговцев. А в результате красавец-город приходит в запустение, и многие начинают серьезно подумывать о смене места жительства.

Поэтому если сегодня не встряхнуть это «политическое болото», не пошатнуть стулья, давно превратившиеся в «троны», не взбудоражить общественность и не создать условия для настоящей конкуренции, то завтра уже будет поздно.

То есть, вы, Эли Нахт, готовы стать лидером и «встряхнуть болото», я правильно понял ваши слова?

Конечно. Именно эту задачу я ставлю перед собой и перед своими единомышленниками. Очень хочу, чтобы люди поверили в меня и моих сторонников. Они такие же молодые, такие же, как я, задиристые, энергичные, понимающие, что такое настоящие перемены, а не переливание из пустого в порожнее.

Кстати, о молодости.  Вы не боитесь, что недостаток опыта и не слишком солидный возраст могут вызвать определенное недоверие у ваших потенциальных избирателей?

Послушайте, нынешнему президенту Франции Эммануэлю Макрону в момент избрания исполнилось тридцать девять лет. Нынешнему канцлеру Австрии Себастьяну Курцу и того меньше – тридцать один год. Рубику Даниловичу, который уже более десяти лет успешно руководит мэрией Беэр-Шевы, в момент избрания было тридцать семь. Друзья, пора воспринять новые реалии двадцать первого века: будущее принадлежит молодым, успешным людям. Я не думаю, что правомочно ставить под сомнение мою кандидатуру только из-за не слишком солидного возраста.

Мне тридцать четыре года, и я успел поработать в парламенте и в правительстве, был вице-президентом международной сингапурской компании, имею частную адвокатскую практику и занимаюсь множеством международных проектов.

Что касается опыта управления, важно отметить: тот, кто руководит городом – мэр или вице-мэр, – вовсе не обязан обладать опытом менеджера или управленца. Управленческими вопросами, такими, как кадры, финансы, инженерное обеспечение и многое другое, должны заниматься опытные специалисты: наемные работники муниципалитета, от генерального директора до  начальников департаментов, инженеров и прочего технического персонала.

Избранное руководство города, прежде всего, должно принимать грамотные решения, связанные с развитием города, с распределением бюджетов, с заботой о различных слоях населения, а также уделять пристальное внимание стратегическому планированию: каким будет город в ближайшие пять, десять, пятнадцать лет. Именно для этих задач нужны люди с масштабным мышлением, с креативными идеями, с обширными связями, как международными, так и на правительственном уровне.  У меня есть все основания полагать, что я отвечаю всем этим критериям. Более того, у меня есть энергия и желание работать, заявляя о себе не на словах, а на деле.

Эли, но многое из только что сказанного вами, произносят в своих речах и другие кандидаты в муниципалитет Ашдода. Чем же вы отличаетесь от тех, кто тоже заявил о своем желании баллотироваться?

Конечно, если проанализировать все, что предлагает каждый из наших светских кандидатов, мы увидим, что для рядового избирателя все эти предложения, программы, идеи и обещания практически идентичны, за исключением отдельных формулировок. А сколько мы уже видели этих прекрасно оформленных листовок, этих брошюр с изложением программ и обещаний, от которых буквально дух захватывало… Часть этой разнообразной полиграфической продукции до сих пор лежит у меня на столе как образчик профессионально выполненной работы – увы, не политической, а типографской. У всех нынешних кандидатов, просящих в очередной раз нашего доверия, было 10-15 лет, чтобы проявить себя. К сожалению, их активность проявляется только в предвыборный период.

Ну а мое, молодого политика, будущее будет зависеть исключительно от конкретных действий и их результатов. Люди, идущие сегодня на избирательные участки, должны голосовать не за программы и статусы в социальных сетях, но за личность, способную сдержать свои обещания.

Вы говорите о себе как о молодом, начинающем политике… Принадлежите ли вы сегодня к какой-либо партии или общественному движению?

Нет. Я адвокат и политолог, и по роду своей профессиональной деятельности работал с различными политическими движениями. В частности, в мои обязанности входила координация предвыборных штабов партии НДИ, я возглавлял предвыборный штаб «русской улицы» партии «Кулану», сотрудничал с «Ликудом» в сфере международной деятельности. На сегодняшний день я не представляю ни одну из действующих партий. Но, тем не менее, у меня сохранились хорошие рабочие отношения со многими депутатами Кнессета, с министрами, членами правительства и чиновниками различных ведомств. Я думаю, что это послужит серьезным подспорьем в моей дальнейшей работе в городском совете Ашдода.

Давайте вернемся к ашдодским делам. Какие проблемы города требуют первоочередного решения?

Ашдод сегодня занимает одно из первых мест по количеству жителей, покидающих его: 6200 человек в 2016-м, 6147 – в 2015 году.  Нужно остановить отток светских жителей в соседние города. Люди покидают город из-за неоправданной дороговизны жилья, нехватки квалифицированных рабочих мест, отсутствия университета. Горожанам негде достойно провести свой досуг. Серьезной проблемой становится «харедизация» Ашдода.  Ультраортодоксальная  община уготовила нам участь Бней Брака и Бейт Шемеша. Многие ашдодцы уже не понаслышке знают,  что такое «религиозный диктат».

Это широкий круг вопросов и серьезные задачи. Вы действительно видите пути их решения?

Конечно. Уже разработана программа, с которой в ближайшее время мы ознакомим жителей нашего города. Рамки данного интервью не позволяют углубляться в подробности, но надеюсь, что это не последняя наша встреча. Хочу только сказать, что наша программа в сочетании с профессиональной командой – это и есть формула нашего успеха. Реального успеха.

Леонид Зинберг

Last modified: 02.06.2018